?

Log in

Пойти дальше

Два месяца в Сербии

Эта беседа состоялась с моим товарищем, наполовину сербом, который недавно вернулся из двухмесячной поездки на историческую Родину, и рассказал много интересного про свой мужественный народ, который последние 18 лет выдерживал последовательно гражданскую войну, натовские бомбардировки и лишение своей национальной святыни – края Косово. Выдерживал – и не сдавался, не ломался. Как говорят сами сербы: «Войны не дает нам расслабиться».

- Где ты побывал?

- В Белграде, конечно. Потом - в Нови-Саде и Сремской Митровице.
- Начну с главного. Как себя чувствуют сербы после того, как их лишили Косова?
- Они не смирились совершенно. Можно сказать, что потеря Косово расставила все точки над «и». Само за себя говорит то, что на последних выборах, которые якобы «выиграл» либерал Тадич, по оценкам социологов, сербский националист Воислав Шешель набрал порядка 70 % голосов. При том, что у него в программе прямо заявлено о намерении арестовать и судить послов США и ввести войска в Косово. К слову сказать, после недавнего визита Путина в Сербию и его встречи с Шешелем, Воислав стал еще более радикальным. Возможно, были достигнуты какие-то тайные договоренности.
- То есть, народ настроен националистически, патриотически?
- Да. Но с оговорками. Дело в том, что там это практически общее умонастроение. Но при этом, там очень не любят слово «правые». «Правые» - это Тадич, Коштуница и прочие либералы. А такие, казалось бы, левые, анархистские организации как «Черный Илья» - стоят на патриотических, антилиберальных позициях.
Патриотизм там проявляется во всем. Например, могут купить товар, который хуже по качеству, чем, допустим, немецкий аналог – только потому, что он – сербский. Также радует, что не произошло того, что случилось на Украине в плане ассортимента продовольственных товаров. В Сербии большинство не едят чипсы все эти, бургеры, там у них свои сербские пищевые эквиваленты, по национальным рецептам и с другими названиями. Хотя есть, конечно, в городах, как правило, подражатели европейцам.
- Молодежь как настроена?
- В-основном, реваншистски. Намерена все вернуть. Это видно из общего духа неформальных движений: футбольных фанатов, рэперов. Фанаты – вообще особая тема. Например, «грабари», фанаты «Партизана» - у них целая идеология, записанная в уставе. Например, не употреблять спиртное до матча. Соблюдать все правила считается честью. «Грабари» во время гражданской войны ездили добровольцами на помощь Караджичу. Ну, про «Тигров Аркана» ты, наверное, сам знаешь… (Прим. – Аркан – герой сербского сопротивления, формировавший свои отряды из болельщиков «Црвены Звезды»). Вообще, сербский футбол – это реально жестко, вплоть до стрельбы на трибунах, если приезжают хорваты или еще какие-то кровные враги.
- Какие отношения с албанцами?
- Их пускают. Только на стройки, как гастарбайтеров. А вообще, сейчас новая фишка пошла: сербы массово покупают в жены албанок. Говорят: сербки развратились, все хотят в города, все хотят моделями быть, а албанки рожают много, так мы албанцев их же оружием и победим. Платят в среднем 500 евро за жену, а албанцы и рады лишние рты сплавить. Но предпочитают выбирать среди албанок-католичек (православных албанцев совсем мало), а не среди мусульман.
- Как там с экономикой?
- Я не экономист, строго судить не могу. Но там приватизация не превратилась в «прихватизацию», спасибо Милошевичу. Очень распространена «общинная собственность» - когда рабочие предприятия имеют его акции. Только рабочие данного предприятия! Там не может какой-то левый дядя купить 51 % акций. Увольняешься – продаешь свои акции по строго фиксированной цене. И как-то оно так нормально. Олигархов, как таковых, нет.
А вообще, промышленность сильно пострадала во время американских бомбежек.
- Ты сказал «спасибо Милошевичу». Как относятся к его памяти сербы?
- Очень хорошо относятся. Там сейчас мода: на балконе или возле своего окна писать «Милошевич херой» (герой). Прямо на балконах нарисованы сербские триколоры и такие вот надписи. Я их в Белграде насчитал 43. В деревенских домах часто встречал его портрет со свечкой перед ним, как перед иконой или портретом умершего близкого человека.
Еще один момент. Милошевич был убежденным атеистом. И просил его похоронить без всяких религиозных обрядов. Но общественность настояла, буквально принудила церковь совершить отпевание. И сегодня очень много людей заказывают в храмах панихиды по Милошевичу.
- Нынешнюю власть там не любят?
- Да, и заслуженно. Там стена между народом и властью во всем – в устремлениях, ценностях, морали. И «евровласть» стремится подавить инакомыслие. Например, недавно во время демонстрации задержали четверых анархистов и впаяли им по 15 лет за якобы разбитую витрину. Просто за разбитую витрину – ничего не было похищено. Так что никакого диалога у власти с народом нет. Есть давление. Типа как на Украине.
- Как там относятся к Украине?
- Да никак. К России – очень тепло. Там эдакий панславизм, но только в отношении братства русских и сербов. Болгар или украинцев там братьями не считают. И я подозреваю, что по итогам оранжевой революции, в которой принимали участие члены сербского оранжевого «Отпора» - Украину вообще не любят ни разу.
Кстати, про «Отпор». Помнишь, я упомянул организацию «Черный Илья». Про них вообще мало известно что-либо, ни лидер неизвестен, ни численность. Но программа – экстремистско-патриотическая. Они не так давно взорвали штаб «Отпора». Правда, он пустой был. Полиция никого не нашла.
- Как сейчас дела в Косово?
- Многие сербы, которые оттуда бежали – теперь вернулись. По той причине, что власть Тадича не предоставила им не жилья, ни помощи. Живут сербы анклавом в Косовской Митровице. Самоуправление, выборная власть. Вооруженная народная милиция.
- В чем разница в настроениях народа в сравнении с Россией и Украиной?
- Там очень мало пофигистов. Их просто не осталось в результате последних двух десятилетий перманентной катастрофы. У нас их много, а там они как-то теряются на общем патриотическом фоне.

Взято отсюда